logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo
star Bookmark: Tag Tag Tag Tag Tag
Russia

Заслуженный врач РФ Александр Сучков: Шоковая терапия иногда должна быть

Заслуженный врач России Александр Сучков про амурскую "одноэтажную" медицину знает практически все. Отец был врачом, мама - фельдшером-лаборантом, так что вырос в сердцевине будней Ивановской ЦРБ. После мединститута вернулся сюда же, в родную больницу. Начинал реаниматологом-анестезиологом, затем возглавил коллектив и больше двадцати лет проработал главврачом.

Этим летом Александр Анатольевич назначен и.о. главного врача Благовещенской городской клинической больницы, которая в последние годы регулярно содрогалась от противоречивых управленческих решений. Публикуем честное мнение доктора Александра Сучкова о сегодняшних проблемах первичного звена отечественного здравоохранения:

- Я хорошо помню, когда заговорили о всеобщей диспансеризации населения - в 80-е годы прошлого века. Но потом вспоминали о ней лишь эпизодически и формально. Местная власть и работодатель часто не проявляют заинтересованности в диспансеризации своих жителей, работников. И это удивительно! Ведь только здоровый человек в состоянии с полной отдачей трудиться. Не врач должен затягивать людей на диспансеризацию. Стимулировать к этому должны и работодатели, и местные администрации.

Хорошо работают экономические рычаги. К примеру, прошел диспансеризацию - тебе полностью оплатят лист нетрудоспособности. Не прошел - получи половину.

"Побочка" шоковой терапии

На Дальнем Востоке участковые больницы порой нужны даже в маленьких населенных пунктах. Это реалии наших расстояний. Но и Дальний Восток тоже разный. Есть районы отдаленные и малонаселенные, а есть и вполне компактные.

Самое жестокое в здравоохранении началось несколько лет назад, с "оптимизацией". Слово это обозначает правильный, нужный процесс, но часто за него прятали совершенно непродуманные радикальные решения - сокращения, уплотнения, ликвидацию. Невзирая на потерю качества и снижение доступности медицины.

Шоковая терапия в отдельных случаях должна быть, не спорю. Не должно быть терапии бездумной. Пример: в селе прежде было тысяча человек населения и работали два фельдшера, сейчас осталось четыреста жителей, а фельдшера по-прежнему два. Зачем? Когда пытаешься задавать этот вопрос, сразу возникает встречный: "А куда люди пойдут работать?"

Этот вопрос не к медицине, а к власти. Медицина должна лечить. А каждое неоправданное рабочее место - это средства, которые могли бы пойти на лекарства или партию расходных материалов.

Уравниловка в оплате труда медработников. Выплачивать одинаковые суммы всем и без всякой дифференциации - трудно представить себе что-то менее конструктивное. На практике получалось: один впахивает, не жалея себя, с полной отдачей, а другой в полноги идет, и на все ему наплевать. В последнее время стало больше порядка: с майскими указами появились реальные критерии доплат и стали учитываться показатели работы.

Врачи и пациенты

В подразделениях Благовещенской горбольницы не хватает больше ста медсестер. В некоторых отделениях кадровый дефицит очень серьезный.

Изменился и пациент: меньше человеческой теплоты и благодарности. Мне завреанимацией говорит: "Когда говорят "спасибо", сразу петь хочется... Но часто не говорят "спасибо" даже тому, кто спасает от смерти. Врач вроде как обязан.

Зато в социальных сетях достаточно одному разместить критический отзыв о лечении или невнимательности персонала, и сразу шум выше неба. Каждому есть что добавить - из своего опыта, из опыта родственников, друзей. Из опыта действительного, вычитанного и выдуманного. Тема такая - здоровье! Мимо не пройти. И врачи потом долго вынуждены оправдываться. Тот, кто отвечает, уже априори оправдывается.

Не дешевое, а необходимое

Категорически несправедливая ситуация в отношениях больниц и страховых компаний. Простой пример: за полное обследование неотложного пациента страховая компания платит всего шестьсот тридцать рублей. За полное! То есть биохимические и клинические анализы, УЗИ-диагностику, иногда и КТ-диагностику, осмотр нескольких узких специалистов. А в результате нередко получаем однозначный вывод: показаний для госпитализации нет.

Надо платить по факту реальных затрат. Можно легко подсчитать, во сколько такое обследование обошлось бы в частном медицинском центре.

К системе конкурсов и закупок есть клинические вопросы. Мы не должны покупать дешевое, мы должны покупать необходимое. Еще одна неповоротливая директива - открывать фельдшерско-акушерские пункты там, где нет народу. Открыли недавно ФАП в одном из сел Ромненского района, где проживает всего шестьдесят человек. Цена вопроса - пять с половиной миллионов рублей. В зимний месяц на его содержание будет уходить тысяч тридцать. А что в итоге? Фельдшеру нужно добираться из соседнего села, на чем и как - вопрос сложный. В лучшем случае он будет приезжать раз-два в неделю на один-два часа.

Самое удивительное, что рядом села, где несколько сотен жителей, и медпункты там - избушки на курьих ножках. Вот бы где новострой пригодился. Рациональней и правильней купить передвижную амбулаторию: есть прекрасно оборудованные машины. По графику объезжать маленькие села. Получится эффективней, и помощь будет куда качественней.

Есть село в Ивановском районе, где всего девяносто шесть жителей. Медпункт - готовый рухнуть в любую минуту. Фельдшер живет в пятнадцати километрах от него. Приехали специалисты "сверху", выдали на несколько листов предписаний: улучшить, углубить, усилить... А зачем? Туда проще направлять передвижную машину.

На мой взгляд, в первичной медицине не хватает самостоятельности в управленческих решениях. Здесь нужно меньше неповоротливой зацентрализованности, а больше учитывать особенности и индивидуальности нашей жизни. Надо больше доверять самим медработникам, которые отвечают за здоровье населения.

Themes
ICO