logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo
star Bookmark: Tag Tag Tag Tag Tag
Russia

Максимов: Если люди вынуждены жить во лжи, то ложь эта калечит всех

Только люди, не жившие в СССР, думают, будто виртуальную реальность придумали Джобс, Билл Гейтс и другие интернетчики. На самом деле возможность жизни в другой, непохожей на настоящую виртуальной реальности придумали идеологи СССР. Мы смотрели по телевизору одну реальность, а сами жили в другой. Сей когнитивный диссонанс был для советских людей столь привычен, что они особо по его поводу и не переживали.

Фильм "Француз" Андрея Смирнова рассказывает о советской до телевизионной эпохе: 1957 год, только что случился ХХ съезд, да и война еще совсем рядом. Но две реальности уже тщательно выстроены. Одна - в нелепой статье в студенческой многотиражке; в бесконечных, бессмысленных плакатах с лозунгами, не имеющими никакого отношения к реальной жизни... Другая - в подлинной боли, трагедии репрессивных лет, которая коснулась практически каждого человека. Два мира - одного времени и одной страны. И люди, которые привычно приноравливались к этой раздвоенности. Сталин умер. Сталин изобличен. Но аресты продолжаются. И по-прежнему советская власть не позволяет никому ни говорить, ни думать так, как ей, власти, неугодно.

Смею думать, что Андрей Смирнов снял выдающуюся картину. "Француз" - это ни разу не проповедь, это исповедь. Исповедь человека, который может сказать то, что думает, и так, как думает. В свое время советская цензура так покромсала картину Смирнова "Верой и правдой", что он на долгие годы перестал снимать кино и стал, надо сказать, замечательным актером. Смирнов не понаслышке знает, что такое цензурный гнет.

Смирнов - человек и режиссер невероятной смелости: он снял картину, в которой - другое дыхание в сравнении с сегодняшними фильмами. Каждое время рождает разное дыхание. Сегодняшние - в том числе и замечательные - картины про СССР сняты сегодняшним быстрым дыханием. Это понятно и объяснимо: иначе их будет трудно смотреть. Смирнов вместе с поразительными мастерами: оператором Юрием Шайгардановым, художником-постановщиком Владимиром Гудилиным и художником по костюмам Людмилой Гаинцевой - снял черно-белое неспешное кино. Фильм, который дышит живым прошлым. Невероятная точность деталей, лиц, костюмов. Ты, зритель, не метафорически говоря, а, кажется, буквально погружаешься в то время и словно бы живешь в нем.

Если люди вынуждены жить во лжи, то ложь эта калечит всех, вне зависимости от того - ты заключенный сталинского концлагеря или известный писатель

Оно затягивает постепенно. Оно требует сбросить со зрителя суету сегодняшнего дня. Требует сосредоточенного, обостренного внимания на людях, потому что именно они, люди, и есть главное в этой ленте. В сущности, эта картина о том, что если люди вынуждены жить во лжи, то ложь эта калечит всех, вне зависимости от того - ты заключенный сталинского концлагеря или известный писатель. Молодой французский коммунист Пьер Дюран приезжает в СССР для того, чтобы больше узнать о судьбе великого балетмейстера Петипа. Впрочем, очень скоро становится понятно, что судьба Петипа волнует его куда меньше судьбы Татищева - его собственного отца, который исчез в сталинских лагерях, но - вдруг он спасся каким-то таинственным образом?

Они встретятся, они найдут друг друга: растоптанный жизнью белый офицер Татищев (виртуозная актерская работа Александра Балуева) и молодой красавец-француз Пьер, его сын. И они поймут друг друга. Пусть не сразу, но поймут. Когда скажут правду. В фильме есть все то, что должно быть в картине: интрига, сюжет и проч. Есть за чем следить. И все-таки не это главное. Главное, повторюсь, - люди, судьбы, по каждой из которой прошелся молох сталинского времени. В центре картины двое влюбленных - Пьер Дюран и Кира Галкина, балерина Большого театра. Антон Риваль и профессиональная балерина Евгения Образцова играют не просто замечательно, но завораживающе. За ними интересно смотреть. Они не намечают, а проживают свои роли. Страдают, маются и радуются в кадре так, что у меня рождается столь любимое и столь редкое нынче в кино ощущение, будто ты познакомился с интересными людьми и хочется продолжить общение.

Для меня принципиально то, что создатели фильма "Француз" относятся ко мне, зрителю, с уважением

А вокруг этих молодых - звезды: Роман Мадянов, Михаил Ефремов, Наталья Тенякова, Нина Дробышева. В сущности, у каждого из них по одному эпизоду, но - мастера! Каждый эпизод - судьба. Судьба человека, которого так или иначе переломало сталинское время. Мы как-то привыкли к тому, что у нас в стране были репрессии, и все реже нас эмоционально потрясает сам факт того, что были времена, когда любого человека - любого! - просто так - просто так! - могли сослать в лагеря, а то и расстрелять. Андрей Смирнов спокойно - без истерик! - и страшно напоминает об этом.

Отдельно и прекрасно существует в картине еще весьма молодой, но уже весьма знаменитый Евгений Ткачук. Его герой из того поколения людей, которые категорически не хотели больше жить во лжи. Это абсолютно социальный и при этом совершенно живой герой. Для меня принципиально то, что создатели фильма "Француз" относятся ко мне, зрителю, с уважением. В фильме есть и юмор, и неожиданные повороты сюжета, он замечательно красиво снят... Что говорить? Абсолютно мастерски сделанное кино. Но при этом Смирнов не пытается меня специально развлекать и увлекать. Повторю еще раз: он снял исповедь. Если совсем красиво говорить: исповедь поколения. Тому, кто исповедуется, нужно одно: чтобы его поняли. Пусть даже и не приняли, но поняли. Внимательного понимания требует от зрителя замечательный фильм "Француз".

Спасибо, Андрей Сергеевич!

Themes
ICO