logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo
star Bookmark: Tag Tag Tag Tag Tag
Russia

Как Троцкий боролся с массовым дезертирством в Красной Армии

Как Троцкий боролся с массовым дезертирством в Красной Армии

Красная армия создавалась исходно как армия революционного народа, чуждая «старорежимным» порядкам – таким, как беспрекословное подчинение командиру, отдание чести и т.д. Однако сразу выяснилось, что на одной сознательности боеспособную армию не построить.

Анархическая вольница

Вначале Красная армия комплектовалась добровольно. Причём для записи в неё была необходима рекомендация минимум двоих членов «организаций трудящихся» – советских партий, профсоюзов, Советов, фабрично-заводских комитетов, комитетов бедноты и т.д. Казалось, это должно было гарантировать Красную армию от притока враждебного и «несознательного» элемента. На практике же именно такие проверенные «представители пролетариата и беднейшего крестьянства» оказались недисциплинированным сбродом.

О моральном состоянии первых частей Красной армии, выдвинутых весной 1918 года на границу с Украиной для защиты от возможного вторжения германских войск, наглядно свидетельствует, например, донесение в Высший военный совет Республики (будущий Реввоенсовет) воинского начальника Сытина в Брянске: «Главный их недостаток – отсутствие гражданского долга, полное отсутствие сознания важной ответственности и взятого на себя обязательства; люди совершенно не признают командный состав и приказаний совершенно не исполняют… Общий голос всех начальников фронта: лучше присылать формирований в десять раз меньше, но качеством лучше».

Ещё в апреле 1918 года наркомвоенмор Троцкий отменил выборность командиров в Красной армии и создал систему всеобщего военного обучения трудящихся (Всевобуч). В июне 1918 года была объявлена мобилизация трудящихся в Красную армию. Но «болезни роста» приходилось лечить кровавым способом прямо по ходу разворачивающейся гражданской войны.

От выборного командования к децимациям

Главным фронтом гражданской войны поначалу был Восточный. В июле 1918 года его командующий левый эсер Михаил Муравьёв поднял мятеж против Совета народных комиссаров. Мятеж был подавлен, Муравьёв убит, но советские войска долго не могли прийти в боеспособное состояние. К счастью для советской власти, её противники тоже ещё не были достаточно организованы.

В начале августа 1918 года красные бежали из Казани перед небольшой, но дисциплинированной белогвардейской частью под командованием Владимира Каппеля. Помимо важного стратегического пункта, в руки белых попала половина золотого запаса России, эвакуированная в Казань во время Первой мировой войны. На фронт спешно прибыл Троцкий и начал наводить дисциплину.

Сначала Лев Давидович отдал под суд председателя полкового комитета, потребовавшего смены полка на позициях. Затем он издал приказ об ответственности командиров и комиссаров за поведение вверенных им частей. В случае бегства части с поля боя, командир и комиссар подлежали расстрелу первые. Ну, а когда белогвардейцы, узнав о пребывании Троцкого на фронте, попытались внезапным налётом захватить его в плен, и большая часть большевицких войск при этом разбежалась, Троцкий отдал приказ о расстреле по жребию каждого десятого из бежавших частей, применив, таким образом, древнеримский обычай децимации для устрашения. Затем децимация была ещё раз применена Троцким в октябре 1919 года уже под Петроградом.

Заградотряды и расстрелы укрывателей дезертиров

Необходимо заметить, что такие наказания налагались в иррегулярном порядке, так как дисциплинарного устава Красной армии в то время ещё не существовало. Кары варьировали в зависимости от времени, места и начальства. В этом отношении красные, впрочем, не отличались от белых, у которых вообще не было единой армии, и все воинские части сильно различались как дисциплиной, так и методами её поддержания. Так, в белогвардейской дивизии генерала Михаила Дроздовского расстреливали за пьянство, мародёрство и т.п. преступления, которые в некоторых других белых частях вообще не считались проступками.

Телесные наказания в виде порки розгами были восстановлены в русской армии во время отступления 1915 года и потом практиковались в большинстве белых армий, особенно среди казаков. Среди же «свободных граждан советской республики» порки считались унижением личности и чаще заменялись… расстрелами.

В ноябре 1918 года во время обострения ситуации на Южном фронте Троцкий издал очередной строгий приказ о мерах борьбы с дезертирством и паникёрством. Помимо обязательных в таком случае расстрелов, вводились заградотряды. Они не были изобретением большевиков. Первый приказ о заградительных отрядах тоже был издан в царской армии в 1915 году – генералом Брусиловым, тогда командующим 8-й армией. Однако только в Красной армии эта мера была применена широко и неукоснительно. Помимо дезертиров, расстрелу подлежали и их укрыватели среди гражданского населения – домохозяева и даже председатели советов и комитетов бедноты, знавшие, что в их сёлах скрываются дезертиры.

Но поголовно расстреливать всех дезертиров и трусов значило скоро остаться совсем без армии. Поэтому на первый раз их могли простить. На них надевали, для отличия, специальные чёрные воротники, и эти бойцы должны были храбростью в последующих боях заслужить себе прощение. В случае повторного проявления трусости они не могли рассчитывать на снисхождение. Специальных же штрафных рот создавать тогда не стали.

Институт заложничества

Существовала в Красной армии особая категория – военспецы. Почти все командиры и все без исключения штабисты РККА были офицерами царской армии. 30 сентября 1918 года Троцкий издал приказ, в котором говорилось о большом количестве перебежчиков к белым из числа бывших офицеров, служащих в Красной армии. Члены семей перебежчиков были объявлены заложниками. В тот период это означало, что их могут в любой момент расстрелять в порядке «красного террора».

Угроза того, что родные будут репрессированы в случае измены, удерживала многих офицеров из числа тех, кто, по определению белогвардейского генерала Деникина, «был душою с нами», на службе советской власти. Среди военспецов, занимавших высокие посты в РККА, после отдания этого приказа случилась только одна измена. В июне 1919 года бывший полковник Николай Всеволодов, командовавший 9-й армией на Южном фронте, перебежал к деникинцам.

Несомненно, что драконовские, но умело и выборочно применяемые, меры насаждения и поддержания дисциплины стали одним из решающих факторов, обеспечивших победу красных в гражданской войне.

All rights and copyright belongs to author:
Themes
ICO